?

Log in

No account? Create an account
РУБЧИК
Катя
daria_birjuk



Мы шли в магазин, а потом обратно. Возле калитки сидели мальчики и говорят : вам нужен кутенок- я сначала не поверила, они опять кричат:-" Вам нужен кутенок?". Я посмотрела под мусорники и увидила там кутенка.
Мама нас послала домой отнести щенка. Саша положил щенка в посылочный ящик и нокрыл его крышкой с камнем. Потом мы пошли в в воьезной раен. Мы пришли домой потом взяли бутылку с молоком. Мама взяла соску и проколола в ней дырку. Я стала кормить щенка. Он выплевывал соску, а потом стал сосать молоко. Мама пыталась кормить молоком из Плюши \нашей кошки\ кормить щенка, но плюша шипела, царапалась и пыталась укусить. Когда мама проснулась я тоже проснулась. Мы всегда ставили ему горячую бутылку с водой, чтоб он не замерз. Он через несколько дней открыл глаза и у него выросли зубки. Я стала прогуливать щенка на поводке. Потом мы перицыпили его на цепь. У него еще были глисты. Мы их извликли тапунамбуром. Потом мы его пирецыпили на другое место. -Но я еще раскажу когда он ел с котами: он ест нормально, а потом ка-а-ак вцепится Толстому [Толстой это наш кот] прямо в его морду. Щенок стал реветь. Я побежала наулицу посмотреть что там такое. Я пошла посмотреть что там такое, я подумала что у него лапа в крови, но нет он содрал шкуру с хвоста. Чрез несколько дней когда мы узнали что он содрал шкуру с хвоста, папа отрубил ему хвост.-Ему и приклеилась кличка Рубчик.

29/06/98

Пишет Слон .



Д О М А Ш Н И Е З В Е Р У Ш К И

У нас во дворе много зверей : кошки, собаки, были и ёжики, жабы . Я сейчас напишу как у нас появилось каждое животное.


М А Т Р Ё Н А

У нас эта кошка появилась в конце мая. Когда папа шёл в беседку увидел возле бочки котёнка.Он был окрашен в рыже-черной окраски, только белое пятнышко было на шее. Папа зашёл в дом и говорит: "У нас возле бочки котёнок мокнет под дождём, хотите, посмотреть". Я пошла посмотреть, но котёнка не увидела, другой раз выхожу - котёнка нет, на третий раз вышла и увидела - возле бочки, котёнка. Я захотела подобраться к нему поближе, но он убежал. Я стала дожидаться мамы с Сашей, так как Саша был в школе, а мама на работе.
Пришла мама и я сразу маме сказала, что к нам приблудился котёнок. Мы его сразу накормили. Через три дня он стал ручной, мама взяла его в руки и сказала, что это девочка. Мы начали Кошке выберать имя. Я придумала " Лиза", Саша с мамой "Матрёна", а папа никакое.
На следущий день я перед школой поиграла в мышку с Мотей, она сначало играть не хотела, а потом начала играть и повалила на землю всю траву, что росла возле сарая.
Когда я Матрёну взяла на руки, То увидела на её брюхе рубец. Через недели две этот рубец стал расходиться, но потом примерно через три недели брюшко Моти сраслось, и рубец отпал, в скоре брюшко моти начало зарастать пухом.
Когда у нас появилась Мотя, то Мурзик и Собакевич объявили голодовку, но потом оба кота привыкли к Моте.
Через два месяца после появления Моти, папа привёз щенка. Мы щенка сразу назвали Кузей, мы определили породу собака - дворняжка.
Кузя ещё плохо ходил, и когда на него начал гавкать Тобик, щенок убегал, и во время бега он падал.
Щенок подрос, и мы его хотели прицепить на цепь, но щенок кусался, гавкал, скулил, рычал. когда мы его прицепили я сделала Кузе будку. Когда я делала будку щенок скулил.
Прошло 3 недели и щенок начал по ночам дрожать уткнувшись носом в землю. Когда к нам пришла тётя Галя, она сказала, что у щенка запор. Мы щену давали растительное масло, но это не помагало, тогда я нашла книгу про собак и сказала маме, что у щенка не всё в порядке с нервной системой.
Тогда я начала делать щенку массаж и щенку это помогло, но на передней лапе осталось искривление которое вскоре исщезло.
Когда щенок отравился он плохо кушал. Мотя заметила это иначала играть с ним. Щенок принял её игру и начал тоже играть.
Вскоре щенок начал потправлятся. Я Спустила Кузю с цепи, он сразу побежал к кошачей миске и всё, что было в этой миске он вылизал и побежал к Мурзику, а Мурзик Как огреет Кузю, что бедняга побежал к себе в будку.
В августе месяце мы уехали и про своих животных ничего не знали.
20 августа мы приехали. Мотя стала большой красивой кошкой, Кузя подрос и прибавил в весе примерно шесть килограммов, Мурзик стал тусклым и тяжёлым, а Собакевич отрастил длинную шерсть, Тобик как был так и остался.
Первым делом когда мы приехали мы занесли все вещи, а потом я начала ловить Мотю, но она меня не признала. Вскоре она меня признала и я начала её тискать, Мотя начала Мурлыкать.
Потом я подошла к Кузе и подняла его как маленького щенка, а он оказался таким тяжёлым, что я его чуть-чуть не уронила.
Щенок признал меня сразу и не пытался меня укусить, а на оборот лызнуть.

Семь дней Овчины Телепнева
Катя
daria_birjuk




Это продолжение Елены Глинской. Название украдено у Солженицина – признаюсь сразу же.

Здесь решалось будущее России. История зависела вот от этого мелкого. Будущее - это он. Вы даже представить себе не можете, до какой степени мне наплевать на диалехтический материалимьзьмь и на всепобеждающее учение Бланка… И никакие круги, никакое вече, никакой парламент или там дубиноголовая боярская дума не сделают того, что сделает он. Если останется жив. И на свободе. А это зависело от Елены Глинской и Овчины Телепнева. Они должны были продержаться пять лет. Они продержались.


Главным становится тот, кто руководит на похоронах. Кто мог быть на похоронах главнее царского брата Юрия? Никто. Он и руководил. Стань тут, перейди здесь. Он и на царственную вдову шипел и отдавал ей ценные руководящие указания. Она подчинялась. Ну не могла же она перехватить инициативу и начать руководить сама. Да и вряд ли ей хотелось руководить похоронами. Все правильно – надо подчиняться. Но это ей не нравилось. Она была незауряд, и ей не нравилось, что ею командуют. Ладно-ладно,- думала она. Она готова была подчиняться и подчинялась, но только одному человеку – своему мужу. Царю.
После похорон взятая тенденция продолжалась - стань тут, перейди здесь. Глинской это было вообще поперек горла, потому что главным тут был мелкий Иван, ее сын, и она – рядом с ним. Кто такой по сравнению с ними царский брат Юрий? Он никто. И звать его никак. Что он себе позволяет?
Конечно, ей хотелось броситься и собственноручно его зарезать. Но это самый крайний метод и неизвестно чем это кончится. Ну, зарежет. А свита ее неправильно поймет. Если бы он попытался взять ее на износ, да еще при всех – о да! Тогда можно зарезать. Но это мечты, этого не будет.
Значит, Юрий корчит из себя главного начальника, а Елена это терпит.

Фурункул созрел и вскрылся за неделю. За семь дней. В результате царский брат Юрий был взят за жабры и кинут в тюрьму. Для верности его еще и заковали в цепи. И не давали жрать. Или давали, но всякие помои, и через полгода он откинулся.
Детали?
Не знаю.
И никто не знает.
Но появилась откуда-то какая-то сила. К царскому брату Юрию подошли, дали по морде, заломили руки и уволокли. И ничего им за это не было. Потому что была Елена. Она стала теперь главной, и в этом уже никто не сомневался.
Где-то здесь попал под раздачу и Михаил Глинский, дядя Елены. Самый близкий ее родственник, потому что ближе никого не было. Я этого понять не могу. Но он попал.

…Оставался в живых и даже на свободе другой брат царя Василия – Андрей. Сидел в своем уделе и не дергался. Четыре года так прошло. Елена ему то верила, то не верила. Колебалась, короче. А не удавить ли на всякий случай? Потому что не кусаются только мертвые. Андрей тоже колебался – оставит она меня в покое или не оставит? Старшего брата, Юрия, она ведь уже...
Елена вызвала Андрея к себе – типа посоветоваться надо по государственным делам. Андрей не поверил. Решил, что вызывает, чтобы убить. И не поехал. Прикинулся больным.
Ага, не едет! Значит, задумал предать!
И начала раскручиваться спираль.
Елена послала к Андрею крутицкого владыку Досифея, чтоб уговорил. И одновременно послала войско – на случай, если Досифей уговорить не сможет. Командовал войском Овчина.
Что в этой ситуации делать Андрею? С Досифеем он бы еще стал разговаривать, но если идет войско, то какие тут могут быть разговоры?
И Андрей решился. Решился свергнуть Ивана Васильевича и самому стать царем. Разослал грамоты, стал собирать людей, нашлись те, которые ему поверили, собралось войско – в воздухе запахло гражданской войной. Таких войн в истории было множество. Воевать могли и год, и два, и десять, и двадцать и сто. Они уже тогда могли разорить Россию не хуже чем в 17-м!
Войска встретились, но до драки дело не дошло. Андрей воевать с племянником Иваном не хотел. Вступил в переговоры с Овчиной. Овчина гарантировал Андрею безопасность и прощение грехов, и Андрей сложил оружие и сдался. Поехал к Елене в Москву.
Елена же приказала заковать Андрея в цепи и посадить в темницу. А как же гарантии, которые дал Андрею Овчина? А никак. Елена изругала Овчину за то, что он превысил свои полномочия – и все.
И великий князь Андрей, брат Царя Василия, через 6 месяцев умер в тюрьме. Тех, кто успел принять его сторону, тоже схватили, пытали, казнили. Повесили 30 его бояр, по обочинам большой дороги.
Кроме двух царских братьев Елена уничтожила еще целый список фигур помельче – на всякий случай. Провела чистку. Среди зачищенных были и Оболенские – родственники Овчины. Овчина не заступился – по закону своей рубашки.
Гамлет, если бы не погиб в поединке с Лаэртом, тоже провел бы чистку. Он бы непременно вырезал бы все окружение Клавдия.
Я сейчас смотрю на себя и думаю, что если бы я оказалась на месте Елены, я не стала бы убивать Юрия, Михаила, Андрея и всех остальных. И мне легко так думать. Я понимаю, что я просто не знаю ответа на этот вопрос. Если бы я оказалась на месте Елены, во мне изменилась бы моя душа. И я, вполне возможно, сделала бы то же самое. И даже еще круче, потому что Елена кого-то там недовешала и этот кто-то сыпанул ей яду. Значит, она правила пять лет. Через четыре года произошла расправа с Андреем. Еще через полгода Андрей умер в тюрьме. Еще через полгода умерла Елена. Значит, оставались те, которые сыпанули ей яду. Недовешала.

Карамзин осуждает Елену за жестокость и за прелюбодеяние. А я лучше промолчу. Там, наверху, другая логика, другая нравственность и другие законы.
Там убивают друг друга ближайшие родственники. Это борьба за власть. Но бывает и по другому – от власти отказываются. Отказался Константин – и произошел бунт на сенатской площади. Потом от власти отказался вначале Николай, а следом Михаил – и к власти пришел марксист Швондер. На плечах Шарикова. Произошла гражданская война. Единственная в нашей истории. Зато какая! Россия потеряла в итоге 30 миллионов человек. Могут ли идти в какое-то сравнение с этим десятки или даже две или три сотни убитых Еленой Глинской в дворцовой войне? Нет. Не могут идти в сравнение.
Поэтому – тот, кто оказался у власти, должен держаться за эту власть железной рукой. Любыми методами. Иначе будет хуже. И не только ему одному. Дворцовая борьба за власть есть частный случай естественного отбора. Должен победить сильнейший. Наиболее подходящий к управлению государством. Самый умный. Хитрый. Коварный. Жестокий. Безнравственный.
Если бы Николай Александрович обладал качествами Ивана Васильевича, то где бы были Швондер с Шариковым? Несколько десятков тысяч замученных в подвалах Малюты пламенных борцов за слабоду, равенство, братство и т.д. и т.п. – и никакой тебе гражданской войны.
Троцкий – колесован.
Ульянов-Ленин – четвертован.
Дзержинский – сварен живьем.
Урицкий – посажен на кол.
Свердлов – разорван на дыбе.
Бухарин – обшит медведно.
Зиновьев – живьем зарыт в землю.
Каменев – отпущен на все четыре стороны после снятия шкуры…

И так далее, их там много было – Зиновьевых- Каменевых-Бухариных- Рыковых… с Павками Корчагиными. Бесы все эти. Борцы за счастье трудового народа. 30 миллионов обсчасливили. Спасибо. Гран мерси.


-==-



Карамзина невозможно читать в больших количествах. Он дает не поток сознания (что тоже читать невозможно), но поток фактов. Надо прочитать одну страницу и остановиться. И думать. И не обязательно при этом сидеть за столом, глядя в одну точку и усиленно шевеля извилинами – вовсе нет! Можно заниматься чем угодно. Оно все равно в голове крутится. А потом смотришь – уже разложилось по полочкам и ситуация прояснилась.
Гамлета тоже можно в манере Карамзина дать одним абзацем. Клавдий отравил Старого Гамлета, женился на его вдове и стал королем, отодвинув от престола молодого Гамлета. У того началась глубокая депрессия с переходом в психиатрическую клинику, осложненная приступами демонстративно-агрессивного поведения, в результате чего Гамлет перепугал Клавдия и тот попытался Гамлета ликвидировать. Для ликвидации использовались политические методы, а также сильнодействующие химические препараты растительного происхождения категории А. Неумение Клавдия обращаться и с тем, и с другим, привело к групповому взаимоубийству и, как следствие, к смене династии в королевстве. Все. Как говорят немцы – алес капут!
У Карамзина то же самое.
Елена Глинская стала правительницей и через 7 дней после этого заковала в цепи Юрия, брата своего покойного мужа, посадила его в темницу и уморила голодом.
Вот эти-то 7 дней меня и беспокоят. За эти семь дней там разыгралась драма. Трагедия. И не придуманная.
Карету мне, карету!
И не простую, а карету пространства-времени. О-о-о…
Но карету мне не подадут. А без нее даже мое буйное воображение (или кто-то будет спорить, что оно у меня буйное?), видит только сгустки тумана, в котором мелькают какие-то отдельные фигуры, иногда испуская при этом душераздирающие вопли.
Без причины Елена на Юрия не набросилась бы. Значит, причина была. И какая же?.. Я не вижу другой причины, кроме одной:- попытка Юрия свергнуть власть Елены и взять власть в свои руки.
Делается это элементарно. И тому есть примеры. Умирает Анна Иоанновна, своих детей у нее нет, и она передает корону ближайшему, кто у нее есть – младенцу Ивану Антоновичу. У младенца есть мать, Анна Леопольдовна, и есть отец – брауншвейгский принц Антон Ульрих. Они здесь, рядом с младенцем. Однако регентом при младенце назначены по завещанию покойной царицы не отец и не мать, а Бирон. И начинают раскаляться страсти. Причем быстро. На все про все уходит, примерно, неделя. Как в Гамлете. Как у Елены Глинской. Бирон хамит родителям младенца, опасаясь, что они попытаются забрать у него права регента. Хамит публично, грозит расправой. За родителей заступается фельдмаршал Миних, герой России, незаслуженно забытый сегодня, и совершает дворцовый переворот. Малыми силами – отобрал верных людей числом около полусотни, ворвались в спальню, схватили, слегка помяли… Бирон свергнут и отправлен в Сибирь.
Однако Иван Антонович все равно не стал царем России. Миних не смог защитить его от Елизаветы Петровны, дочери Петра Великого. Та долго терпела всю эту возню вокруг трона своего отца. Ей уже 30. Не девочка. Возраст Гамлета, между прочим. И, конечно, постепенно раскалялась. При чем тут дальние брауншвейгские родственники?! Кто ближе к Петру Великому, чем она, родная дочь? И когда терпение у Елизаветы кончилось, она захватила власть. Причем без какой бы то ни было демонстративно-агрессивной психиатрии – а зачем предупреждать противника о своих намерениях? Действовать надо, а не комедии ставить… Совершила дворцовый переворот. И тоже малыми силами. Внезапно. Хватило одной роты гренадер. Явилась к ним в казарму.
- Сволочи!!!! Тут кто-нибудь еще помнит, какого отца я дочь?!!!
- А-а-а-а-а-а!!!! Веди нас!!!!!!
И она их повела.
Теперь в Сибирь отправился уже Миних. Причем надолго. Но меня не это интересует, а судьба царственного младенца Ивана Антоновича. Он, имевший все права на трон, угодил в темницу. Сидел очень долго. Весь период правления Елизаветы. И там же был убит при Екатерине Великой. Причем есть все основания предполагать, что убийство было организовано Екатериной. У Ивана Антоновича было больше прав на трон, чем у нее.
Именно это ожидало и младенца Ивана Васильевича. Если бы его мать была свергнута его дядей. Зачем он дяде? У дяди свои дети имеются.
Значит так: я уже не сомневаюсь, что Юрий нагло теснил Елену. Как Бирон Анну и Антона. Грубил, хамил, угрожал. Кинуться мог в любой момент. Елена – слабая, юная вдова. Она была за своим мужем-Царем как за каменной стеной и никогда в такие интриги не вовлекалась. Опыта нет. Силы нет. Опоры нет. Она дрожала как кролик перед удавом. Ну и что же, что у нее все права?.. Один день, второй, третий… завтрашний день может стать последним. И тут появляется Овчина Телепнев-Оболенский. Вояка. Это означает, что рота гренадер у него, как минимум, имеется. А для дворцовых подковерных боев больше и не требуется. И Овчина сочувствует теснимой Елене как Миних теснимой Анне. С той только разницей, что Миних был уже старик, а Овчина – молодец хоть куда. И еще была разница, что у Анны рядом был муж Антон, а у Елены муж умер. Она вдова.
Следовательно. Это – роман. Стремительный семидневный роман. Семидневная война. Юная Царица. Красавица… Там было все. И было это безумно интересно. Это захватывало!
Карету мне!
И на Юрия в итоге кинулся Овчина. Раньше, чем Юрий решился кинуться на Елену. Опередил. Возможно, всего лишь на один день. Тут как в шахматах – трагедия одного хода. Только получивший в этой игре мат умирает на самом деле… Но это не могло произойти раньше, чем он стал мужем Елены. Тайным, гражданским, незаконным – неважно. Важно, что мужем. Защищая Елену против Юрия, он, вне всякого сомнения, рисковал жизнью. Он защищал жену. И своего приемного сына, каковым ему стал Иван Васильевич. Жить Овчине оставалось пять лет.
Вот что это было.
Элементарно – жизнь за Царя. Когда Елену отравили, то Овчину схватили, заковали в цепи, бросили в темницу и уморили голодом. То есть, он умер точно такой же смертью, какой умер Юрий. Это не могло было случайностью. Это была месть. И еще это есть доказательство убийства Елены.

Напрашивается вопрос – а не был ли Овчина биологическим отцом Ивана Грозного? Не защищал ли Овчина своего родного сына?
В пользу это версии говорит то, что царь Василий не имел детей от своей первой жены Соломонии, и что Елена Глинская тоже года четыре не могла от него забеременеть. Это дает основание выставить Василию диагноз под вопросом – Мужское бесплодие? И дальше выстраивается вполне понятная цепочка – надо что-то делать и, поскольку экстракорпоральное оплодотворение тогда не было доступно, то царь Василий подыскал своему сыну суррогатного отца – Овчину Телепнева.
Нечто подобное было в Кастилии, когда Энрике Бессильный был вынужден воспользоваться услугами сенешаля Бертрана, чтобы родить себе дочку Хуану. Ситуация веселая, но надо ясно признать, что прелюбодеянием это не является. Здесь нет нарушения ни человеческих, ни Божеских законов.
Могло ли нечто подобное произойти в Москве?
Не думаю. Это невозможно было бы скрыть, пошли бы разговорчики, зубоскальство и такой царевич никогда не смог бы взойти на трон. Как не смогла взойти инфанта Хуана. И если бы даже потребовался бы суррогатный отец, то зачем обращаться к Овчине? А царские братья на что? Юрий и Андрей. Тем более, что родившийся, предположим, от Юрия, царевич все равно обладал бы полными правами на корону. Не было бы необходимости даже скрывать такое суррогатное отцовство. Василий, умирая, оставляет трон сыну, Юрия делает регентом – все нормально.
Получается, что Овчина биологическим отцом Ивана Грозного не был. Он просто заступился за Ивана и Елену. Стал Ивану приемным отцом, а Елене гражданским мужем. Он жизнью расплатился за это. Когда Елену отравили (Шуйские отравили, больше некому!), то началась дворцовая война за власть и выиграть ее Овчина не смог. Длилась она семь дней, ровно столько, сколько и первая, и в итоге Овчина попал в тюрьму, где его уморили голодом.

Но пять лет жизни Ивану Васильевичу они выиграли. И успели убрать с его пути других, тех, кто был наиболее опасен. А те, которые остались, посягнуть на Ивана уже не посмели.
Зачистили перед Царем дорогу.
Кто мог отравить Елену? Как это кто? Шуйские. Именно они вышли после этого на первые роли в Московском царстве.


Итак, я имею сюжет для небольшого рассказа. Я знаю о Елене Глинской гораздо больше, чем Шекспир знал о Гамлете. И что мне делать дальше? Этого я пока не знаю. Ничего не буду пока делать. Буду Карамзина читать. И ведь на мне еще висит Гамлет. Финал плагиата. Вот добью Гамлета, освобожусь, и буду думать. Да, и еще ведь о сессии думать надо.
Лезть или не лезть, вот в чем вопрос!

Ножик Глинской
Катя
daria_birjuk






Кстати, Глинская была вооружена. С чего это вдруг я взяла? В каком месте Карамзина я это вычитала? Ни в каком. Элементарно, Ватсон – нужно быть полной дурой, чтобы в тех условиях не иметь при себе постоянно хотя бы консервный нож. А она, первое, не была дурой. И, второе, она имела возможность выбирать. Выбирать оружие. Что, на ее месте, выбрала бы я? Нечто такое, что можно носить скрытно и что очень легко выхватить в долю секунды – потому что времени на долгие размышления и колебания может и не быть. Пырнуть мне кого-нить ножиком в глаз, или, может быть, не пырнуть? Ведь ему от этого оч больно будет, и вообще… Сижу, значица, и думаю. А он, значица, ждет - к какому решению я приду…
Где носить? Гамлету было легко и просто – он носил на поясе. Мне где носить?
Ну, уж не под юбкой, как обожают показывать в идиотских фильмах. Потому что туда, даже если это мини, не сразу залезешь. Это режиссеру, канеш, очень нравится. Один дубль, другой дубль… десятый дубль… а девка раз за разом и показывает откуда у нее ноги растут. Класс! Какая находка! Какая правда жизни!.. В жизни, в дворцовой жизни, дубль будет только один, и если ты не успеешь выхватить и пырнуть, то второго дубля тебе уже не предоставят. А юбки в то время были – ого! Под нее только залазить надо с полчаса, а если что-то еще оттуда и достать… - за это время тебя три раза зарежут как курицу. Нет уж! Гораздо лучше будет, если зарежу я. Причем – отвечать-то мне все равно не придется. Зарезала – ну и х с ним! Сам виноват.
Японки носят в волосах. Стилет в виде заколки. Кто-нить захотел с ней пошутить, она выхватывает, прическа, канеш, разваливается моментально, ну и фих с ней – и в глаз. Потом,- извините, я, кажется, слегка погорячилась… Ну, шуток я не понимаю, с ЧЮ у меня не фонтан… Но Елена Глинская была полячкой, а не японкой. Там другие прически. И шпильки другие. Нет. Не нравится мне японский способ.
Я бы носила в рукаве. В левом. На сгибательной стороне предплечья. Рукоять постоянно ощущаешь основанием левой кисти. Тогда, кажется, еще и манжеты были кружевные– отлично! Они прикрывают рукоять. Ну, или платочек там носить, типа чтоб утирать вдовьи слезы… Когда понадобится – сводишь руки и разводишь руки, и в правой уже клинок. И в следующее мгновение ты бьешь. Куда? Ну не в грудь. Там может быть кольчужка, это первое. Второе – что толку, если он после моего удара отключится через час? Ну, предположим, у подонка декстракардия – сердце не слева, а справа то есть – бывает же! Мне нужно, чтобы он осел сразу после удара. Значит – или в шею, или в глаз. Отсюда – лезвие должно быть узким, чтобы не застряло на входе в глазницу. А длина? Длина должна совпадать с длиной моего предплечья. Ща измерим – 22 см. Маловато. Нужно хотя бы 30. Будет трудно носить. Нет. Нетрудно. Ведь у нее свободное платье. Да. 30 сантиметров!
Никаких эфесов, никаких гард – они помешают выхватыванию. Я тут немного полазила по сети – ну для чего все эти усики? Чтоб не вошло глубже, чем следует? Глупости. Пусть входит. Мне не жалко. Даже если вылезет из затылка…Усики мне не нужны. Я представляю картину – усик зацепился за манжет, я его дергаю, дергаю… а он ждет, да? Только клинок и рукоять. Причем короткая. Очень короткая рукоять, потому что клинок нужнее. Окончание рукояти такое, чтобы его удобно было захватить пальцами – с расширением. Но расширение не должно быть чрезмерным, потому что может помешать метнуть – иди знай как оно сложится? Лезвие обоюдоострое. Сталь – дамасская. Заточено до остроты бритвы. Так что в дебила оно войдет с такой же легкостью, как в соломенное чучело. И никаких инкрустаций. Как на автомате Калашникова.
Теперь ножны. Без ножен носить нельзя, сама наколешься рано или поздно. Или порежешься. Ножны глубокие, из них выглядывает только кончик рукояти, иначе в момент выхватывания можно разрезать себе левую руку. И крепятся ножны либо ремнями к предплечью, либо пристегиваются каким-то образом к одежде.
В момент опасности ты сводишь руки под подбородком, как бы голову подпираешь. Рукоять уже в правой руке. Ты видишь цель – либо шею урода, либо глаз. В рот тоже можно. Если длина стилета 30 см – то спокойно можно бить и в рот. Но, наверное, не нужно – а вдруг успеет закрыть? Ну, выбьешь ему пару зубов – толку? Нет. В рот не бить. Чуть ниже. Ниже челюсти – там мягкие ткани аж до позвоночника. Крупные сосуды. Нервные сплетения и узлы. Чуть ниже – гортань. Если я упрусь ему в позвоночник, то и прекрасненько. Можно тут же выдергивать. Причем вбок, чтобы разрезать побольше.
И мне нужно будет только две доли секунды. Первая – выхватывание, оно же и замах. Вторая доля – выпад. Все. Дискуссия завершена. И можно даже отступить – чтоб не мешать дрыгаться. Еще забрызгает…

Именно так все и было. Не могла Глинская ходить по Кремлю безоружной. При жизни мужа – еще ладно. Да и то… А уж после его смерти… я бы на ее месте вообще носила бы парабеллум. Да еще и парочку наступательных гранат.
Да, именно. При жизни мужа она тоже должна была носить оружие. Я только что поняла почему. Она одним своим появлением спутала карты братьям своего мужа. Царь Василий не имел детей от Соломонии и они уже привыкли к мысли, что откинется братец – и трон переходит к ним. К Юрию. И вдруг появляется красавица и умница Глинская. Царь подает на развод. И все вдруг стали такими высоконравственными – просто нет слов! Низзя разводица! Аморально! Ни-ни!.. Чтобы развестись, Царь применил репрессии. И в этой ситуации так просто мог свести концы один-единственный удар кинжала – в сердце (шею, глаз…) Елены Глинской. И не вышел бы на сцену Иван Грозный. Ну, пойдет она в туалет, а там уже ждет ее урод с ножом. Она успеет своему Василию пожаловаться? Нет. Успеть она может только одно – опередить урода на одну единственную долю секунды.
Она была вооружена!
И еще одно я поняла – она должна была тренироваться. В особом виде фехтования – выхватывание и выпад. У японцев – выхватывание и рубящий удар. А у нее – выпад. Как хорошо, что мой обожаемый папик немножко научил меня фехтованию. Она могла достать дебила на гораздо большей дистанции, чем дебилу могло бы прийти в его дебильную голову.
А если бы не было Ивана Грозного – России бы не было. Ну, разве у России есть своя земля? Нету. С одной стороны все, что до Урала принадлежит Китаю. А с другой стороны все, что до Урала принадлежит Германии – это Гитлер доказал. Ну, с севера есть кое-что, но оно принадлежит Швеции и Литве. А то, что с юга, принадлежит Крымским татарам и Турции. Если по справедливости. Ну, по закону если. Смешно, да? Не очень. Смеяться, в смысле, не очень хочется. Еще при жизни царя Василия имел место инцидент – Василий на что-то отвлекся, уехал куда-то, а тут к Москве подступила орда. Очередная. Ну, москали и подписали грамоту, что обязуются выплачивать этой орде дань. Собрались, проголосовали – все по закону. Договор есть договор, не так ли? Соблюдать-то надо!.. К счастью, вернулся Царь. Вовремя. Успел. Договор в клочья, кого-то там на дыбу… ну незаконные действия, млин! Ну зверь, млин! Папик Ивана Грозного… Ну разве можно рвать подписанные договоры?.. Василий Иванович потому и выходил из себя, что трон оставить некому – одни дебилы кругом! Помрешь, они тут же по закону всем все и раздадут и начнут выплачивать дань орде... Да, у нас еще шельф имеется в Ледовитом океане – ну, это Соединенным Штатам, само собой! Кому ж еще?..
А Елена Глинская родила Царю Ивана Васильевича.
Попробуй что-либо у Ивана Васильевича отними…
Вот что сделала для России Елена Глинская.


Я буду что-либо об этом писать или нет?
А что?
Исторический роман? Тема совершенно нетронутая, вот что мне очень нравится. Про Ивана Грозного уже написали. Много. А тут – тут ведь тоже присутствует Иван Грозный. Только очень маленький. Ну, положим, моя защита ему еще потребуется, но не сейчас. Сейчас его защищают и без меня – его обожающая маменька и Овчина Телепенев. Отчим.
Я уже пишу. Все эти размышления, все эти обрывки и, особенно моменты, когда что-то становится понятным – это и есть мой роман. Интересно, а к какому жанру это относится? Ни к какому. Нету такого жанра. Вернее, уже есть, но только в одном экземпляре. В моем. Потом, конечно, утащат. Но не сразу.
Значит, начало я уже вижу. Оно уже написано даже. Это, кажется, в «Злодеяниях и насилиях…» - там, где мы с Еленой собираемся на буржуйские посиделки. Ну, там, где мне устроили смотрины с этим дебилом. Или нет? Ой, да какая разница, где? Описано и все! «А я ничего» - вот где! Да! Именно! Мы с ней в вечерних платьях! Еще разбираться надо кто кого превосходит красотой – я ее или она меня! И умом. Она не дура, да ведь и я на нехватку соображения тоже как бы не жалуюсь…
Я описываю эти посиделки, тут я все знаю, напрягаться не нужно, а потом меняется эпоха. И она с моим папиком оказывается в Москве. При дворе Василия Ивановича. Ну, она же моя двоюродная сестра, стало быть – мой папик приходится ей дядей… Михаил Глинский – это мой родной отец. Мне легко будет представить, что и как он будет делать, что говорить и проч. Единственное, что меня смущает – она ж потом сгноит моего папика в московской тюрьме! С какой стати я должна отдавать ей своего папика? Ой, ну это же понарошку!..
Да я даже понарошку не хочу!
А я могу просто не доходить до этого! До ее расправы над Михаилом Глинским! Над дядей Мишей! Я остановлюсь в момент смерти великого князя Юрия, главного ее врага. Ее и Ивана Васильевича.
Это вариант. Так можно.
Что я уже знаю о Михаиле Глинском. Это польский пан. Причем очень могущественный и богатый. Половина Польши принадлежала ему. Он был образованным человеком, много путешествовал. Он запросто мог претендовать на польскую корону. Но в нем, вероятно, было что-то от Гамлета – претендовать на корону он не стал. Когда он напутешествовался, он осел где-то в своих владениях и стал чем-то таким заниматься. Или в небо смотрел, или с Монтенем что-то там обсуждал, или с Сократом в чем-то не соглашался… Или порох изобретал, потому что порох в те времена изобретен был не до конца и там было к чему приложить светлую голову и умелые руки. И не надо было его трогать! Но тронули. Он был опасен. А вдруг вылезет из берлоги и поведет за собой сразу половину Польши? Его чем-то там оскорбил король Сигизмунд № какой-то. Деталей не знаю, да и не нужны они мне пока. Важно только то, что ситуация раскалилась настолько, что Михаил Глинский вынужден был бежать из Польши в Россию. С племянницей Еленой. Тогда это было обычным делом – аристократы только тем и занимались, что бегали или из России в Польшу, или из Польши в Россию. Перелетывали.
Да, что еще существенно – у Михаила Глинского были татарские корни. Какой-то мурза бежал из Крыма в Польшу и там прижился… Следовательно, и у Елены тоже. (Какие-то татарские мотивы есть и в моей собственной крови – папик говорил.) Хотела бы я знать – как причудливо стасована ее колода…
Но никаких сведений о родителях Елены я не нашла. Пока, во всяком случае. Я ведь всерьез еще и не искала. Я вполне могу допустить, что Михаил Глинский был ей вовсе не дядей, а отцом!.. Нет! Не могла она отца сгноить в тюрьме! Дядю – сгноила. Но чтобы отца?!! Не поверю. Что может быть хуже отцеубийства?.. Они могли ругаться, она могла удалить его от двора, могла поселить в монастыре, в конце концов… но я не поверю, что она могла своего отца убить. Оставим это.

Когда Глинский прибежал к Василию Ивановичу, между Россией и Польшей началась война. Вернее, возобновилась, потому что она была всегда. Только иногда затихала. И Россия отобрала тогда у Польши Смоленск. Но потом у Михаила и с Василием что-то незаладилось. Польский гонор, это такая жуткая вещь… И Василь Иваныч посадил Михаила в тюрьму. И сидел он там до тех пор, пока его не вытащила оттуда его племянница. Царица уже.
Поразительно! Афродита что хочет, то и делает. Влюбиться в племянницу арестанта! Бросить ради нее законную жену… И получить от нее сына. Наследника. Ивана Грозного.
Я не потяну эту тему.
Так! Не ныть!

Елена Глинская.
Катя
daria_birjuk
У меня уже есть автомобиль. Папик купил своей обожаемой Дашеньке. Отдал сто рублей.
Сегодня возвращаюсь вечером домой на своем верном Боливаре, перед воротами стоит белая семерка. Я подумала, что это кто-то к нам приперся, но оказалось не так.
- Это твоя семерка,- сказал мой обожаемый папик и подставил щеку – целуй!
Я сразу же его поцеловала, а потом заревела:
- А-а-а-а-а-а!!!
Это в чате есть такой смайлик – слезы в два ручья. Если тебя кто-то огорчил, ты ставишь этот смайлик и пишешь – а-а-а-а-а-а-а!!!!
- Ты чего?!
- Я Ниву хотела-а-а-а-а-а!!!!
- А че ж ты только сейчас говоришь?!!
- Я решиться не могла-а-а-а-а!!!
- Не реви! Я бы тебе все равно Ниву не купил бы.
- Это почему?
- Нива – мужицкая машина. Девушки из высшего общества на Нивах не ездят.
- А-а-а-а-а-а!!!!
- Даша! Она жрет много! В управлении тяжелая! И потом, я же тебя знаю, на Ниве ты залезешь в такое место, что достать тебя можно будет только на вертолете! И это еще полбеды! Ты застрянешь там, где связи нет! И мы тут сойдем с ума!
- А на семерке?
- Ты застрянешь там, где связь есть. Я приеду и вытащу. Самое главное, чтоб ты сама была цела. И чтоб никого не убила. Это самое главное. Нормальная машина. В прекрасном состоянии. Нарабатывай мастерство. Набивай шишки. Через год подберем тебе что-нибудь посовременнее. А на скутере больше не мотайся. Хватит. Если нужны острые ощущения, иди лучше в тореадоры.
- И пойду!
- Нет. Вот в тореадоры ты точно не пойдешь.

И вот, я теперь на колесах. Конечно, это не папенькин Ленд, но все равно – машина! Над головой крыша. Осы в лицо не попадают. Если дождь – мне по барабану. Если снег с дождем – то же самое. Я на Боливаре недавно попала в снег с дождем. Кто б мог подумать? Приехала домой, мокрая полностью. Везде. Только под кастрюлей было сухо. Руки не разжимаются. Держусь за руль, а бросить его не могу. Ну, постепенно все же разжались, иду в дом специфической такой походкой, стучу зубами и вся трясусь, башмаки скинула и печатаю мокрые следы, с меня течет вода, навстречу маменька. Ой, что было! Ну, меня сразу в горячую ванну и здоровенную рюмку водки внутрь. Так я еще и в ванне какое-то время тряслась… Маменька у нас вспыльчивая. У нас все вспыльчивые. У нас даже кошка вспыльчивая. Короче, мне досталось за то, что девочка не имеет права подвергать свой драгоценный организм такому переохлаждению. Потому что ей предстоит выносить и родить. А если она у себя внутри че-нить застудит… - маменьку даже папенька боится, когда маменька в ярости. Наверное, именно после того случая она провела с папенькой беседу, после чего они таки ссадили меня с Боливара…


Я ночью плохо спала. У меня своя машинка! Ну, не Хворд Хвокус, канеш, но все равно! Привыкаю. Она как новенькая. Почти. А справа на переднем крыле царапина, небольшая такая. Я не переживаю. Я нагло вру, что эту царапину я поставила сама – один козел дверь открыл, когда я мимо проезжала, и зацепил! Еще хорошо, что сам выскочить не успел, придурок!
Теперь мне плевать на погоду!
Я приперлась на работу, и поставила свою белую Киску (так я ее назвала!) рядом с белой двадцатьчетверкой Петра Павловича. Причем таким образом, чтобы немножко затруднить ему выезд. Нарочно! Он, когда заметил, высказался в духе – что за идиот подставил ржавую свою лоханку… на что я, переполненная чюйством собственного достоинства, сдержано заметила ему, что, во первых, идиот тут ни при чем, а во вторых, лоханка вовсе не ржавая, в отличие от некоторых колымаг, которые уже давно сняты с производства, и в третьих, если он не сумеет вырулить, несмотря на гигантский свой опыт за рулем, то я, так и быть, выйду и отгоню свою Киску на пару метров назад. Чтобы дать дорогу его агрегату. После чего Петр Павлович секунд пять соображал, что бы все это могло означать, а потом смеялся до конца рабочего дня.

*
Читаю Карамзина. Елена Глинская уже вдова. Она примерно моего возраста. С двумя мелкими на руках. Причем один из них, из этих мелких – надежда и опора Державы. Иван Грозный. Это при нем Россия приобрела те границы, в которых я привыкла Россию воспринимать. Почти те самые.
Подумать страшно, а вдруг бы на ее, Елены, месте оказалась я?
Мечта, канеш, сбылась, я вышла замуж за Царя, как я и хотела. Родила ему двух принцев – как он и мечтал. Но теперь его уже рядом нет. Зато есть люди, для которых моя жизнь и жизнь моих детей, хоть они и принцы, стоят не дороже дохлой мухи. Это братья моего покойного мужа. Юрий и Андрей. Любой из них может стать царем. Для этого ему нужно убить меня и моих детей. И путь свободен. И им за это не будет ничего. И самый главный для меня вопрос – решатся они на убийство, или не решатся. Не должны. Потому что они и в своих уделах управиться не могли, и муж их постоянно выручал. Но ведь и Клавдий управиться не мог, а в короли все же вылез! Дебил, он дебил и есть, он не думает, сумеет ли проглотить, ему главное, чтоб в рот влезло…

Елену в Москве не любили. Она полька. Она бросила польского короля и убежала к русскому царю. Вместе со своим дядей. За то, что она стала женой этого царя, ее не любили еще больше – это из-за нее царь бросил свою первую жену.
Еще она недопустимо молода. Ей или 20, или 21. Она – Царица.
У нее была боярская дума, куда входили Бельские, Шуйские, Оболенские, Одоевские, Горбатый, Пеньков, Кубенский, Барбашин, Микулинский, Ростовский, Бутурлин, Воронцов, Захарьин, Морозовы. Еще был ее дядя Михаил Глинский, и князь Овчина Телепнев-Оболенский – ее полюбовник. Но вряд ли он уже тогда был ее полюбовником. Это произошло позже. Вот действующие лица трагедии. 1533.
Прошла неделя. Я так полагаю – с момента похорон Царя Василия. Постепенно раскалялись страсти. Вернее, не постепенно, а очень быстро. Царем-то является Иван, но в чьих руках будет находиться Царь Иван – вот в чем вопрос! Несколько столетий спустя подобная ситуация повторится – есть царь-младенец – и его захватывает в руки Елизавета Петровна, дочь Петра Великого. Она, строго говоря, не имела права быть царицей. Ну и что? Царь-младенец-то у нее в руках! Правда, потом он как-то незаметно отправился в темницу, и Елизавета осталась царствовать вместо него – ну и что тут такого?.. У меня сейчас болит голова как тогда у Елены Глинской – ведь отнимут, сволочи, младенца. Скажут, куда тебе, глупой бабе? Счас на нас Крым пойдет! Потом Казань и Астрахань. А потом еще и Литва. И ты будешь со всем этим управляться?! Не делай нам смешно! Твое дело – киндер- кюхе- кирха… впрочем, о киндере мы без тебя позаботимся! И не пойти ли тебе, кстати, в монастырь?
А я хочу в монастырь? Я прям так туда и рвусь, да?
Пр-р-р-рапустите-е-е-е!!! Пр-р-р-рапустите-е-е-е меня к нему!!!
А вот вам, ребята, болт!
Видимо, ситуация складывалась такая, что отступать Елене было уже некуда.
А потом царь-младенец незаметненько так скончается. Ну, всяко ведь в жизни бывает. Детская смертность, то да се, сквознячок-с, ангинка…

И началось. Решили избавиться от царского брата Юрия. Опасен. Может стать царем. Хотел он свергнуть малолетнего племянника Ивана или не хотел – неизвестно. Карамзин сам не знает. В бумагах остались следы противоречивых слухов на этот счет. Было там какое-то брожение… Но главное не это. Главное в другом – если захочет, сможет. Схватили Юрия и посадили. Это вызвало цепную реакцию. Многие стали бояться за себя. Они ни в чем не виноваты, они ничего против Елены и Ивана не затевают, но их все равно могут схватить – для профилактики. Может, сбежать, пока не поздно? Но если сбежать, то это уже явная измена. И если поймают, то будет хреново. Весьма.
А если бы царского брата не посадили? Ведь Клавдия тоже никто вовремя не посадил… А если это мне решать – дать добро на арест Юрия или не давать?
Елена Глинская добро дала.
А я бы тоже дала! Пока у меня есть на это власть. В противном случай мой царевич вряд ли бы дожил до царствования!
Юрия потом уморили в тюрьме голодом. Ну, не действовали на него сквозняки… 26 авг.1536 года он умер.
Вместе с Юрием посадили и его людей – тех, которые могли бы его поддержать.
Потом был посажен дядя Елены, Михаил Глинский. За то, что осуждал уже состоявшуюся связь Елены с Телепневым-Оболенским. И умер в тюрьме.
А если бы на месте Елены была я? Дядю своего сажать или не сажать?
И так ли уж мне надо мечтать выйти за царя?
Михаил Глинский. Он, прибежав из Литвы к Василию, чем-то ему не понравился и угодил в тюрьму. В темницу, как тогда говорили. Но когда его племянница Елена стала женой Василия, Михаила из темницы выпустили, он стал приближенным Василия. Теперь его посадили снова. Племянница посадила. Судьба играет человеком. Михаил так и умер в тюрьме.
Где в этой жизни счастье? Елене и самой жить не так уж осталось много.
Вот – полюбовник появился. И если она из-за него расправилась с собственным дядей (чтоб не гавкал, не тошнил, и не лез), который был ей вместо отца, значит к этому корнету у нее не просто симпатия была, а – страсть. Сбесилась баба. Афродиткины штучки. Значит, вся эта история, - история краткого правления Елены, есть эротическая проза. Пять лет жизни оставалось ей. Странное имя – Овчина.
А я? Я тоже способна на такое? Вот для Елены ее дядя все равно, что для меня мой обожаемый папик. Неужели я способна собственного папика – в темницу. Нет!!! Я никогда на это не пойду! А Елена пошла.
Надо отлистать назад Карамзина. Почему они вдруг побежали из Литвы? Почему она оказалась с дядей? Куда девался ее отец? Ща! Уже листаю!
И ничего не нашла. Приехали они, Елена и Михаил Глинские в Москву – без каких бы то ни было подробностей. Об отце и матери Елены ни слова. У нее никого не было, кроме дяди Миши. Следовательно, Карамзин сам ничего об этом не знал. Не было документов.
У меня не умещается в голове. Как она могла сгубить дядю Мишу?
Овчину Оболенского звали Иван. Он мелькал уже у Карамзина – командовал каким-то отрядом, который доверил ему Царь Василий, и кого-то там побил. Или татар казанско-крымско-астраханских, для меня они все пока на одно лицо, или лит-поляков. Мне просто лень искать, это же книга, а не вордовский файл, тут поиск не запустишь!
Стало быть, Овчина был военным. Именно тот тип, который я больше всего терпеть не могу. Па-р-ручик Р-ржевский! Танцует он как-то на балу с Наташей Ростовой и она ему загадку загадывает – маленькое, серенькое, в половую щель – шмыг! Что это?
- Хуй-с!
Та, канеш, в обморок – брык!
Он водичкой на нее побрызгал, пришла в себя и еле слышно так ему говорит:
- Мышка, это, поручик, мышка!
- Мышка-с? В пиз-з-ду-с?
Брык!
И вот Елена Глинская сдружилась с этим типом. Это Фобос. Это Арес. С ним – авлосом по голове, и вся дискуссия см. Божественную историю случай первый. А она…
Или вот еще был случай с поручиком Ржевским и Наташей Ростовой… стоп! Хватит! Не отвлекаться!
Это не Гамлет, тут мне не надо фантазировать. Это было на самом деле. Овчина с Еленой. Это – исторический факт. И страсть между ними возникла такая, что Елена не пожалела дядю Мишу, который ей был вместо отца и матери.
Я с негодованием отвергаю предположение, что Елена могла сойтись с кем бы то ни было при жизни мужа. Но они, конечно, были знакомы. Он там крутился где-то поблизости, если попал в поле зрения Карамзина. Был молод. Интересен. Кого-то там победил. Елена его видела. Думала ли она о чем-нибудь таком? Нет, не думала.
А почему я так уверена? Это я ни о ком бы не думала, кроме своего Царя…
Не думала Елена об Овчине и все!
Она стала думать, когда овдовела. И это нормально, ей же надо с кем-то общаться? Она же живая! Ну что ей было – зашить?
И они сошлись.
И это было то же самое, за что принц Гамлет готов был сожрать свою маменьку! Счас процитирую, причем не себя, потому что я там уже по своему накрутила, а Лозинского… ну, они там с Гертрудой ругаются, ругаются, доходит до крика, Гертруда кричит «помогите-помогите!» влазит Полоний за ковром, Гамлет пронзает ковер, Полоний – ах, мну, кажица, убили… Далее можно пропустить, они продолжают ругаться, Гамлет с Гертрудой... и вот:


Королева
Но что я сделала, что твой язык
Столь шумен предо мной?

Гамлет
Такое дело,
Которое пятнает лик стыда,
Зовет невинность лгуньей, на челе
Святой любви сменяет розу язвой,
Преображает брачные обеты
В посулы игрока; такое дело,
Которое из плоти договоров
Изъемлет душу, веру превращает
В смешенье слов…

И т.д.
Все это дядя Миша Елене и излагал. И не один раз. За что и угодил в тюрьму. Особенно если принять во внимание, что это происходило примерно в то самое время, когда творил Шекспир.
Разница лишь в том, что Овчина неповинен был в смерти царя Василия. А сын Елены уже был Царем. Хоть и мелким. И Елена за него моментально перегрызла бы горло любому. Что она и делала на практике. Особо не мучаясь сомнениями и угрызениями совести. Тогда это не было принято. Да и сейчас это тоже не принято… Конечно, Овчина был ей нужен не только как мужчинка, но и как защита и опора. Между прочим, когда Елену таки отравили, то царь Иван, которому было уже 8 лет, весь в слезах, кинулся на грудь не кому-нибудь, а именно Овчине.
Почему дядя Миша не мог просто закрыть глаза на женскую слабость своей племянницы?

Вдова ж, не в силах пылкость нрава
И женской страсти обуздать,
Пошла налево и направо
И всем, и каждому давать.

Лука Мудищев. Поэма Баркова.
Но Елена только одного полюбовника и имела. Можно было бы и простить.
Афродита правит миром.
Там еще вот что могло быть – борьба за власть. Овчина стал понемногу оттеснять дядю Мишу от Елены – а как иначе, если Овчина с ней спит? Вот дядя Миша и закипел на темы нравственности и морали. И Гамлет тоже закипел из-за власти! Если бы он стал королем, то пусть бы Гертруда сколько угодно шалила с Клавдием - он бы ей слова бы о нравственности и морали не сказал бы! Сделал бы вид, что ничего такого не замечает.
Еще как у меня у самой сложится…
Пока что я выше всех подозрений. Если в чем-то и повинная, то только в розовых делах. Грешу с Музой. Потому что я твердо намерена подарить своему Царю в первую брачную ночь то, что его, вне всякого сомнения, обрадует. Но Царя все нет и нет. А мне уже 20. А в 25, самое позднее, мне уже нужно иметь Мелкого. И если Царь к тому моменту не придет…
И вовсе не нужно думать, что я такая же стойкая как Афина Паллада. Я не продержусь пять тысяч лет! Во-первых, у меня нет таких кулаков, как у нее. А во-вторых, уже был минимум один случай, когда я уцелела просто чудом. Только потому, что он оказался сволочью, и у меня не попросил. Но попросить ему очень хотелось, он же видел и понимал, что происходит… он просто сбежал. Да, да, да. Спасся бегством. Он женат, у него дети, он порядочный мусчинка и он от меня убежал.
- А-а-а-а-а-а-а!!!!
Ничего. Я жду Царя. У меня еще есть время.
Между прочим, одна наша знакомая, женщина уже немолодая, порядочная, мать двоих взрослых детей, вдова, сделала удивительный поступок. У нее произошла трагедия, погиб сын, попал каким-то диким образом под поезд. Она очень сильно переживала. И с кем-то договорилась, наверняка с каким-то порядочным человеком, не алкашом – зачем ей дурная наследственность? И родила двух прелестнейших мальчиков. Двойню ей Господь послал. И вот она со своей взрослой дочерью возятся с этими младенцами и ужасно рады. И никому и в голову не приходит в чем бы то ни было упрекнуть эту достойнейшую женщину. Но это я так, к слову… Или вот еще случай – Ее Императорское Высочество Государыня Великая Княгиня Мария родила наследника Георгия в законном равнородном браке - в 1976 г. она вышла замуж за Франца-Вильгельма Гогенцоллерна, принца Прусского (сына принца Прусского Карла Франца-Иосифа, внука принца Иоахима и соответственно - правнука германского императора Вильгельма II). Венчание происходило после принятия принцем православия; на бракосочетании в мадридском православном храме Франц-Вильгельм был провозглашен "Великим Князем Михаилом Павловичем".
В 1986 г. развелась с мужем (разводил супругов епископ Лос-Анджелесский Антоний, который их и венчал); после развода великий князь Михаил Павлович вернулся в лютеранство и стал титуловаться по-прежнему - Франц-Вильгельм, принц Прусский. То есть вместе они прожили только 10 лет. Целью этого брака, как я думаю, было рождение наследника. Когда эта цель была достигнута – супруги развелись.

Но вернусь к Елене Глинской.

Я долго в блоге не была.
Катя
daria_birjuk
Но не забыла. И пришла.

мортира 1805